Логопед, первая страница сайта логопед.info
Консультационный центр “Логопед”

127221, Москва, пр. Шокальского, 11. Тел.: +7 (495) 748-97-95

Ю.А. Флоренская, И.С. Авербух, О.Г. Архипова
Повторные больные и трудные случаи заикания

(Краткие выдержки из работы)

Название «логоневрозы» в настоящее время более или менее общепринято для обозначения функциональных расстройств речи; тем не менее не следует забывать, что это термин провизорный, условно принятый впредь до более основательного изучения всей группы. Первоначально, согласно своему лингвистическому корню, термин «логоневрозы» обозначал заболевание речи, связанное с расстройством ее смыслового значения (Kussmaul); в таком же толковании он был перенесен некоторыми авторами в психиатрическую литературу (Суханов). Заикание причислялось к лалоневрозам, чем оттенялся внешний, звуковой характер заболевания. Но по мере того, как при изучении болезней речи круга заикания центр внимания перемещался с чисто-судорожных расстройств на более сложные невротические механизмы, названия «заикание» и «лалоневрозы» теряли свое общее значение и вытеснялись словом «логоневрозы».
Термин «логоневрозы» позволил отмежеваться от бытового названия заикания, которое применялось в отношении всей группы; он позволил очертить более точно границы собственно заикания (Balbuties); однако же, до настоящего времени в группу логоневрозов входят не только функциональные расстройства речи, которые по своим внутренним механизмам более или менее приближаются к «неврозам»; здесь можно встретить симптомокомплексы, сходные лишь по своим чисто-внешним проявлениям с симптоматикой неврозов, но возникающие большей частью в связи с каким-нибудь органическим заболеванием ц.н.с. С этой стороны наиболее изучено и прослежено опять-таки собственно заикание как одна из частных форм логоневрозов; кроме своей основной формы, так называемой эволюционной, оно встречается в виде симптома вторичного происхождения при тахилалии, в процессе нарастания и обратного развития некоторых форм афазии, как предвестник эпилептического припадка или следующий за ним моторный синдром, симулируя в некоторых случаях периодическое течение заикания. Подобное растяжение границ условной группы логоневрозов может дать повод для неправильных теоретических и практических выводов.
Заикание считается обыкновенно детским заболеванием, и врачи по детским болезням с большой легкостью обещают часто родителям быстрый и благополучный исход заболевания с возрастом. Оптимистический взгляд педиатров и психоневрологов детского возраста имеет свое теоретическое обоснование. Согласно данным статистических и клинико-статистических обследований собственно заикание, т.е. эволюционная его форма, характеризуется своеобразной кривой развития.
Начало заболевания падает большей частью на период развития детской речи, на 3–4-й годы жизни; некоторая часть случаев протекает в порядке невротических реакций, которые действительно легко уступают простейшим лечебным мероприятиям, как например, изоляция ребенка, успокаивающие и укрепляющие средства. Остальные дают дальнейшее развитие с максимальным подъемом к 10–14 годам и с последующим падением к возрасту 18–20 лет.
Если взять отдельные группы населения, начиная с подросткового возраста и до 20 лет, и обследовать их по признаку заикания, то можно наглядно увидеть, как процент заикания постепенно, но прогрессивно снижается по мере приближения к более зрелому возрасту.
По мере приближения к 21 году форма самого заикания постепенно смягчается

Таким образом взрослая группа населения после 20 лет должна была бы представлять собой некоторое остаточное количество больных, не закончивших по тем или другим причинам правильную кривую снижения своей болезни. В поле зрения логопедов, занимающихся взрослыми и отчасти пуберантным возрастом, должно попасть это правое крыло кривой, т.е. снижающийся Balbuties или остаточные случаи.

В основу нашей характеристики затяжных и трудных случаев заикания мы положили особенности течения болезни.
Первую группу составляют больные с нормальным вышеописанным регредиентным течением. Эти больные отличаются своеобразной ювенильностью; по внешнему виду они обыкновенно кажутся значительно моложе своего возраста, хотя с помощью антропометрических измерений нам не удалось констатировать особого отставания в росте.

Принимая во внимание эти черты ювенильности наряду с возрастным течением и обострением в пуберантном периоде, эту первую форму заикания мы называем ювенильной.
В дальнейшем мы пользуемся кривой ювенильного течения заикания как фоном, на котором рельефно выступают атипические формы.
Среди них мы можем отметить.
2. Ювенильная форма с регредиентным, но запаздывающим течением.
3. Стационарная форма.
4. Периодическое течение.
5. Прогредиентное течение.
6. Рецидивы.
У больных 2-й группы развитие заболевания не носит закономерно снижающегося характера; темп этого развития значительно отстает от возрастных рамок первой группы. В то время как больные 1-й группы проделывают весь цикл нарастания и снижения заболевания в период от 3–4 до 20–21 года, с небольшим обострением в пуберантном возрасте, больные 2-й группы начинают снижать симптоматику много лет спустя после официального возрастного созревания… Весь цикл развития заболевания начинается также с 3–4 лет, заканчивается в 25–30 лет.
2-я группа больных характеризуется стационарной формой заикания. В ней сходятся два противоположных типа.
1. Тип заикания эндогенно-генетический.
2. Комбиноз эволюционной формы заикания с каким-нибудь другим заболеванием, изменяющим его основные особенности — пластичность симптоматики и регредиентное течение.
Название эндогенно-генетический тип заикания взято нами условно, в отличие от ювенильной формы. В настоящее время не приходится сомневаться в том, что заикание вообще имеет свои глубокие генетические корни; однако же, между приведенными двумя группами намечаются какие-то различия в законах наследования и в течении.
В ювенильной форме заикание выявляется на фоне некоторой неполноценности всей личности, и сопровождается обыкновенно реактивной психопатологической надстройкой, влияющей в свою очередь обратно на развитие той же личности.
В эндогенно-генетических формах, так же как и в ювенильных, заикание подчиняется законам менделирования, но влияние наследственности отражается и на характере самой симптоматики; последняя передается часто по женской линии в такой же форме, как у родителей, так же, как у последних, мало склонная к снижению с возрастом.
Эмоциональная сфера этих больных полноценнее и устойчивее, чем у первых двух групп, психопатологические надстройки беднее и меньше связаны с личностью; симптоматика сохраняется в более чистом виде и носит большей частью моторный характер, меньше прикрытый различными моментами приспособления.
Мы наблюдали эту форму чаще у женщин, чем у мужчин, в противоположность эволюционной форме, свойственной преимущественно мужчинам. Вообще же эти случаи не особенно часты.
2-й тип больных группы со стационарным течением представляет собою наиболее сложный и трудный. Здесь мы имеем обыкновенно эволюционную форму заикания, иногда с запоздалым течением, которое переплетается с каким-нибудь другим заболеванием; при этом решающая роль в течении заикания принадлежит именно второму добавочному моменту.

Не менее трудное и неблагоприятное течение заикания наблюдается у больных с вегетативным синдромом. Расстройства вегетативной сферы у заикающихся отмечается почти всеми авторами, изучавшими патогенез этого заболевания (А.А. Капустин, А.М. Смирнова, М.Е. Шуберт, Гутцман, Надолечни, Фрешельс и др.). При развитых формах так называемого вегетативного невроза представители этой группы больных часто и неоднократно обращаются за помощью к врачу, переходят из учреждения в учреждение, иногда даже пытаются совместить лечение в двух местах, так как ни одно из лечений не облегчает в достаточной степени их неприятное самочувствие. Жалобы заикающихся носят тягостный, но недостаточно определенный характер, собственно заикание стушевывается за постоянными страхами, волнениями, тревогой, мнительностью, общей напряженностью, склонностью к дрожанию, потливости, покраснению и т.д. Больные стараются связать все эти неприятные переживания с нарушениями речи, которая таким образом концентрирует вокруг себя всю симптоматику. Мысль о расстройстве речи приобретает устойчивый характер в соответствии с постоянно нарушенным самочувствием; моторная симптоматика речи, наоборот, выражена не сильно. Больные путаются в оценке формы своего заикания, констатируют, что «речь у них не особенно сильно расстроена», но одновременно считают себя тяжело больными и настойчиво требуют все нового и нового лечения.
На фоне общей возбудимости, истощаемости, неустойчивости и постоянных сомнений — речь обыкновенно поддается улучшению лишь на короткое время; больные мало трудоспособны, не проявляют целеустремленности и настойчивости в лечении; полученные результаты недооценивают, уверенность в лечении не поднимается, так как улучшение в речи мало облегчает общее самочувствие.
В наследственности таких больных однороднее отягощение отмечается редко, зато у самих больных наблюдается с детства склонность к ночным страхам, боязнь покраснения, идея малоценности; сон тревожный, вздрагивание перед засыпанием, утомительные сны, головные боли и т.д. Заикание начинается с детства, редко достигает значительного развития и быстро переходит в стойкую форму. Именно у этой группы больных встречаются частые и настойчивые мучительные жалобы на расстройство дыхания. Большая часть больных по своему внешнему виду и по общему развитию соответствует своему возрасту или даже кажется старше его.
Группа описанных больных представляет, как уже было сказано выше, очень неблагодарный материал для лечения. Не приходится подчеркивать значение режима, психологических установок, лечебных процедур и правильность сомато-неврологического диагноза. С чисто логопедической стороны приходится сугубо предостеречь от слишком больших и скоро следующих друг за другом курсов речевой ортопедии, на которых больные настаивают с особым упорством, более того, часто скрывают от врача свой лечебный страх. Речевая психоортопедия, особенно в форме коллективно-психологического метода, рассматривается нами как один из активирующих методов лечения, который требует от больного большого напряжения внимания и большой затраты сил. 2,5–3-месячный курс лечения исчерпывает большей частью активность среднего больного; дальнейшее лечение вызывает часто лишь состояние утомления; первоначальные результаты могут при этом даже снизиться; причем объективно можно иногда констатировать обострение именно вегетативных расстройств. Дозировка лечения — один из очень ответственных моментов в логопедии; она включается в план лечения и постоянно контролируется врачем. Отсюда ясно, что больные с вегетативным синдромом больше чем каие-либо другие группы больных нуждаются в особо бережном расходовании сил и мягкой дозировке лечения; между тем это положение находится в полном противоречии с их личной установкой.
Следующая группа больных с нарастающим ухудшением заикания примыкает к предыдущей не только по картине клинического течения, но и по особенностям своего патогенза. Здесь так же, как и там, дело идет большей частью о комбинациях эволюционной формы логоневроза с каким-либо дополнительным заболеванием, но на этот раз уже несколько иного рода. Наибольшего практического интереса заслуживает переплетение заикания с артериосклерозом ц.н.с., с менинго-энцефалитами, с шизофренией. Каждое из этих заболеваний дает самостоятельное расстройство речи; суммируясь с заиканием, они меняют не только течение последнего, но и картину всего симптомокомплекса.
При описании предыдущих групп мы старались выявить значение возрастного момента в течении эволюционных форм заикания. Заикание, которое не укладывается в намеченные возрастные рамки, требует от врача особенно тщательного общего исследования больного и детального знакомства с его анамнезом, так как заставляет предположить наличие каких-то добавочных и достаточно серьезных моментов; сугубого внимания требуют формы с нарастающим течением или с резким обострением после известного возраста, появляющимся без достаточно видимой причины. Поэтому, когда мы видим перед собой больного в возрасте 35–40 лет, который обращается к нам с жалобами на «рецидив» или на постепенное обострение заболевания в течение последних 1–2 лет, то здесь с большой вероятностью можно заподозрить начинающийся процесс мозгового артериосклероза. Последний очень рано активирует остаточную или уже стабильную симптоматику логоневроза, вновь сообщая ей утерянную живость и подвижность. В соответствии с этим больные жалуются кроме заикания еще и на утомляемость, расстройство настроения, головные боли, тяжесть в голове, бессонницы и т.д., т.е. дают весь неврастенический комплекс.

Таким образом, создается особый благоприятный фон для стойких и нарастающих форм заикания. Постоянная неуверенность в себе, склонность к депрессиям, страхам, подозрительность, настороженное ожидание новых и новых колебаний в симптоматике — все эти свойства начального артериосклероза сочетаются как нельзя лучше с основным фоном логоневрозов, с той же неуверенностью, ранимостью, лабильностью, которые приводят к постоянным и напряженным ожиданиям срыва.

Группа расстройств речи, попадающих в логопедические учреждения под диагнозом заикания, но связанных так или иначе с органическими заболеваниями ц.н.с. — значительно больше, чем это можно было бы предположить, даже учитывая прошлые эпидемии летаргического и гриппозных менинго-энцефалитов. Здесь попадаются, с одной стороны, смешанные случаи эволюционного заикания, осложненного последующим органическим заболеванием ц.н.с. и задержанного в своем регредиентном течении; с другой стороны — настоящие комбиозы, где невротическая симптоматика тесно переплетается с органической; кроме того, имеется очень большое количество хронических протекающих эпидемических энцефалитов и его резидуальных состояний, которые дают целый ряд своеобразных и мало изученных в настоящее время расстройств речи.

Флоренская Ю.А., Авербух И.С., Архипова О.Г., Повторные больные и трудные случаи заикания, Вопросы логопедии. — Харьков, 1936
(полный текст можно найти в книжных магазинах и библиотеках)


Заикание  | 

Логопед  |  Карта сайта



Copyright © 2002-2017 Logoped.info All rights reserved.
Логопед — центр коррекции речи